Иллюстрированные биографии великих музыкантов
Государственное бюджетное учреждение культуры
Липецкая областная
универсальная научная библиотека

Иллюстрированные биографии великих музыкантов

Иллюстрированные биографии великих музыкантов

Когда мы слышим слова «классическая музыка», «композиторы-классики», то каждый представляет свои музыкальные образы. Кто-то любит оперу, оперетту, романсы, а кто-то симфонии и концерты. А что же мы знаем о тех композиторах, которые подарили нам радость наслаждения великими музыкальными произведениями?

Серия книг «Иллюстрированные Биографии Великих Музыкантов» как раз и включает в себя жизнеописания выдающихся мастеров классической музыки, которые изобилуют малоизвестными подробностями, документированы и снабжены большим количеством фотографий. Среди авторов книг – профессиональные музыковеды и филологи, музыканты и писатели, журналисты. Книги из этой серии будут одинаково интересны как профессиональным музыкантам, так и любителям музыки.

«Господин Берлиоз? Да, как же... мой дед о нем часто говорил. В городе судачили, мол, сын доктора пошел по дурной дорожке: музыка, игорные дома, Париж и бог его знает что еще. Ходили слухи, что мать так и не смогла с этим примириться. Он только однажды вернулся сюда. И шушукались уже у него за спиной...». Это фрагмент «Листка новостей» за 2 сентября 1934 года.

Воспоминание старожила о композиторе Г. Берлиозе. Роберт Клерсон-Лич, автор книги «Берлиоз», не зря начал свою книгу именно с этих строк. В них нет ничего удивительного. Берлиоз был одним из первых великих европейских романтиков, можно сказать их предтечей. Окружающие часто испытывают перед такими людьми некий священный ужас, иногда – нескрываемый трепет. Музыка Гектора Берлиоза оценена по достоинству лишь в двадцатом столетии. При жизни композитора его произведения редко получали признание соотечественников. В числе немногих ценителей его творчества были Паганини и Лист.

Сын врача, Берлиоз был направлен в Париж изучать медицину. Однако любовь к музыке побудила его оставить медицинскую карьеру и поступить в Парижскую консерваторию. И хотя ни одним музыкальным инструментом ему не удалось овладеть в совершенстве, Берлиоз стал мастером и новатором в оркестровой музыке, а также известным музыкальным критиком и дирижером. Книга Клерсона-Лича – это иллюстрированная биография, воссоздающая жизнь одного из первых великих европейских романтиков. Издание окажет неоценимую помощь профессиональным музыкантам и любителям классической музыки в поиске материалов, касающихся Берлиоза, его судьбы и его эпохи.

85.313(4Фр)
К48
530506F-ИСК
Клерсон-Лич Р. Берлиоз / Р. Клерсон-Лич ; пер. с англ. А. Ивановой. - Челябинск : Урал LTD, 1999. - 152 с.- (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).

 

К музыке Рихарда Вагнера трудно остаться равнодушным. Для поклонников композитора его монументальные музыкальные драмы – «Тристан и Изольда», «Нюрнбергские мейстерзингеры», «Парсифаль», «Кольцо Нибелунга» – это шедевры, принадлежащие к величайшим достижениям западной цивилизации. Но многие критики считают, что произведения Вагнера чересчур затянуты и что хвалу им воздают совершенно незаслуженно, – по их мнению, это тяжеловесные, бессвязные творения музыканта, одержимого манией величия. Жизнь Вагнера вызывала не меньше споров, чем его музыка. Его неоднозначные литературные труды, политическая деятельность, обвинения в антисемитизме, продолжительная связь с Козимой фон Бюлов (позднее ставшей его женой), грандиозный проект создания театра исключительно для постановки своих собственных произведений (театра, в котором до сих пор, спустя более ста лет, ставят только их) – все это еще при жизни композитора вызывало крайне враждебное к нему отношение и до сих пор продолжает быть предметом бурных дискуссий.

Автор книги «Вагнер», журналист Г. Грей пытается разгадать многие загадки о происхождении Вагнера, рассказывает о его первых успехах, о беспокойстве матери за своего непутевого сына, который то радовал успехами, то совершал поступки, приводившие ее в отчаяние, и, конечно же, о первой любви... Непросто складывались отношения композитора с окружающим миром. Он болезненно относился к критике, хотел стремительной карьеры и имел исключительную неприязнь ко многим композиторам, более успешным, по его мнению, на тот момент. Например, к Мендельсону, Мейерберу... Обида, к которой примешивалась и зависть к более успешным коллегам, привела к выдвижению оскорбительной для евреев теории: якобы они виноваты во всем, что бездарно в современной музыке. Вот как Вагнер говорил о себе: «Я существо иного рода, мои нервы гиперчувствительны – я хочу красоты, богатства и света! Мир должен дать мне то, в чем я нуждаюсь! Я не могу вести жалкую жизнь сельского органиста, как ваш учитель Бах! Неужели вас так шокирует мое мнение о том, что я заслуживаю немножко роскоши, которую я так люблю? Я, который может дать миру и тысячам людей столько радости?». Вот так прямолинейно, не просил, а требовал...

Много интересных фактов, мнений и суждений о Вагнере приводит автор в своей книге, но все же выводы о столь неоднозначной личности, как Рихард Вагнер, читатель сделает сам.

85.313(4Г)
Г79
541514F-ИСК
Грей Г. Вагнер / Г. Грей ; пер. с англ. А. Виноградовой. - Челябинск : Урал LTD, 2000. - 174 с. - (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).

 

Гений здравого смысла. Именно этими словами композитора и музыковеда Г. Галя начинается книга «Гайдн», автором которой является дирижер Нейл Баттерворт. Мир классической музыки настолько сложен, что его невозможно охватить с одного взгляда. Он условно делится на стили и эпохи, центральной из которых принято считать эпоху музыкального классицизма. С этим периодом связано три имени, которые известны каждому человеку, вне зависимости от того, любит ли он классику или абсолютно к ней равнодушен. Гайдн, Моцарт, Бетховен – их творчество было связано с Веной XVIII века, поэтому стиль их музыки принято называть венским классицизмом, а их самих считают венскими классиками. Йозеф Гайдн был самым старшим среди них, даже Моцарт звал его «папаша Гайдн».

Франц Йозеф Гайдн – один из основоположников таких музыкальных жанров, как симфония и струнный квартет, также он внес вклад в такой жанр, как сонаты для клавира. Гайдн – создатель мелодии, впоследствии лёгшей в основу гимнов Германии и Австро-Венгрии. Сын ремесленника имел прекрасные вокальные данные, и его определили петь в церковном хоре. Когда голос начал ломаться, Йозеф очень переживал, что ему придется уйти из хора. Мальчик изо всех сил пытался скрыть это, но, когда о его ужасном пении заговорила сама Мария Терезия, императрица Австрии, королева Чехии и Венгрии, стало ясно, что дни его в хоре сочтены. К тому же Йозеф, дурачась, отрезал косичку у одного из хористов, а когда руководитель хора пригрозил побить его за это тростью, Йозеф сказал, что лучше уйдет из хора, чем согласится быть наказанным. Как говорится, повод избавиться от строптивого хориста был весьма удачным. Гайдна немедленно выгнали из хора, но перед этим все же выпороли. Так холодным утром 1749 года семнадцатилетний Гайдн оказался на улице без жилья и денег. Затем ему пришлось заключить едва ли не пожизненный контракт с князем Эстархази, обрекающий его на роль придворного музыканта. Таков фон, на котором создавались его знаменитые симфонии и мессы.

«Это самый именитый и очень близкий мой друг», – говорил о нем великий Моцарт. Говоря о своей музыке, Гайдн писал: «Мой язык понимают по всему миру». Но в то же время сокрушался: «Прискорбно всю жизнь быть рабом». Он искренне горевал, когда не стало Моцарта: «Узнав о его смерти, я некоторое время был сам не свой от горя. Я не в силах поверить, что Провидение могло так неожиданно призвать в мир иной человека, которого нам никто не сможет заменить. Друзья часто льстят мне, говоря, что у меня есть некоторый талант, но его гений был намного выше моего». В конце жизни в письмах и беседах Гайдн часто жаловался на то, что силы покидают его. Для человека, который никогда и ничем не болел, упадок здоровья оказался невыносимой мукой. Гайдн заказал специальную визитную карточку, которую посылал в ответ на приглашения. На ней значилось: «Ушла навсегда моя сила, стар я стал и слаб». Несмотря на непростую личную и творческую жизнь, незадолго до смерти композитор признался: «Вся жизнь моя была гармоничной песней».

В этой книге, впервые переведенной на русский язык, использованы воспоминания его современников, письма и дневники Гайдна, придающие повествованию особый колорит и безусловную достоверность, а также современные исследования и документы. Книга иллюстрирована главным образом картинами и гравюрами XVIII–XIX веков.

85.313(4А)
Б28
530517F-ИСК
Баттерворт Н. Гайдн / Н. Баттерворт ; пер. с англ. А. Виноградовой. - Челябинск : Урал LTD, 1999. - 157 с. - (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).

 

«...Два дня назад ко мне приехал пианист из Парижа, только что окончивший курс консерватории с первой наградой, класса Мармонтеля. Я его выписала для летних занятий с детьми, для аккомпанирования Юле, для пения и для игры со мною в четыре руки. Этот юноша играет хорошо со стороны виртуозности, техника у него блестящая...». Это строки из письма Н. фон Мекк к П.И. Чайковскому, а молодой пианист, о котором идет речь в письме, – Ашиль Клод Дебюссии. Автор книги «Дебюссии», Пол Холмс не просто рассказывает читателю о жизни и творчестве композитора – в иллюстрированной увлекательной биографии революция, совершенная Клодом Дебюсси в музыке, представлена в контексте его эпохи. Дебюсси родился в беспокойное время: он пережил политическую нестабильность эры Парижской Коммуны, творческий подъем и брожение умов в Париже конца века, страшную обеспокоенность предвоенной Европы и неожиданно обрушившуюся на нее, в конце концов, одну из самых кровопролитных войн в истории.

В музыке Дебюсси, за притягивающим к себе фасадом, происходила радикальная революция, побеждавшая путем обольщения, а не насилием. Утвердившаяся за Дебюсси репутация отца современной музыки могла, казалось бы, вызывать недоумение у слушателей, у которых современная музыка ассоциируется с неровными ритмами Стравинского и скрипящими диссонансами Шенберга. Но произведения, подобные изысканно чувственной Прелюдии к послеполуденному отдыху фавна, разом подрывали традиционные представления о гармонии, форме и оркестровке, и после них музыкальный язык не мог оставаться прежним.

В книге много воспоминаний современников композитора. Одни называли его очень чувствительным и обидчивым, другие – угрюмым, но в то же время способным на пародии и комические песенки, а Гуно называл Дебюсси гением. Но практически все поддерживают мнение критика газеты «Фигаро», который написал следующее: «Дебюсси – музыкант, которому суждено удостоиться величайших похвал... и выслушать множество оскорблений... С самых первых строк его партитуры видно, что это – смелая натура и выдающаяся личность». Книга будет интересна как профессиональным музыкантам, так и любителям музыки.

85.313(4Фр)
Х-71
515501F-ИСК
Холмс П. Дебюсси / П. Холмс ; пер. с англ. А. Ивановой, Н. Истоминой. - Челябинск : Урал LTD, 1999. - 171 с. - (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).

 

В среде музыкантов никогда не возникало сомнений относительно того, что Никколо Паганини был одним из величайших скрипачей всех времен. Об этом убедительно свидетельствуют его сочинения и отзывы современников об игре маэстро. Однако истинная ценность его творчества по-прежнему остается предметом споров. На протяжении многих лет после смерти Паганини в 1840 году имели хождение устные и письменные рассказы о его связи с потусторонним миром. Характер этой связи интерпретировался по-разному: от чудовищных злодеяний, лежащих тяжким бременем на его совести, и до духовного контакта с дьяволом. Несмотря на попытки друзей и коллег, а под конец жизни и самого Паганини развеять подобные домыслы, легенда о «сатанинском скрипаче» продолжала существовать и крайне негативно сказывалась на репутации музыканта. В 1831 году он даже опубликовал открытое письмо в газете «Ревю Мюзикаль», где пытается дать исчерпывающие ответы на газетные сплетни о его пребывании в тюрьме. «Поскольку подобные сообщения появляются вновь и вновь, несмотря на всю их абсурдность, я должен выступить с их безусловным опровержением. Остается одна надежда: что после моей смерти сплетники оставят свою добычу, и те, кто так злобно мстил мне за мой триумф, оставят мой прах в покое», – писал Паганини. Последняя фраза оказалась пророческой. Долгие годы после его смерти упорно продолжали ходить слухи.

Справедливость по отношению к его памяти была частично восстановлена в последние годы. Сегодня стало возможным адекватно оценить его подлинные достоинства как исполнителя и степень его влияния на мир музыки. Именно эту задачу и выполняет книга «Паганини», автором которой является Д. Сагден. Текст книги представляет собой тщательное исследование, снабженное иллюстрациями (многие из которых ранее не публиковались), репродукциями концертных объявлений, рисунков и портретов Паганини. В этой книге, впервые переведенной на русский язык биографии композитора, использованы воспоминания его современников, его письма и дневники. Книга предназначена всем ценителям музыки, студентам, исследователям творчества великого музыканта.

85.313(4Ит)
С13
521735F-ИСК
Сагден Дж. Паганини / Дж. Сагден ; пер. с англ. О. Мичковского. - Челябинск : Урал LTD, 1999. - 205 с. - (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).

 

В январе 1818 года в «Новом Варшавском Ежедневнике» появилась заметка следующего содержания: «Мы не можем умолчать о следующем сочинении: Полонез для пиано-форте, посвященный ее светлости графине Виктории Скарбек Фридериком Шопеном, 8 лет. Автор этого польского танца, истинный музыкальный гений; он не только с величайшей легкостью и исключительным вкусом разыгрывает труднейшие произведения на фортепиано, но уже является и автором нескольких танцев и вариаций, которым не перестают удивляться знатоки музыки».

Ф. Шопен – один из крупнейших композиторов-романтиков XIX века. При жизни он был известен не только как оригинальный сочинитель, но и как своеобразный пианист-виртуоз.

Данная книга построена Владиславом Дулембой на пространном цитировании переписки самого Шопена, а также воспоминаний его современников, чередующихся друг с другом. Автор, цитируя современников Шопена, дает нам представление о том, как воспринимали композитора его коллеги-музыканты, известные люди того времени. Например, Ф. Лист писал о Шопене так: «...мы не найдем в нем ни одного помысла, ни малейшего движения души, которые не были бы продиктованы самым безупречным представлением о чести, благороднейшим сочетанием чувств. Он обладал неслыханно богатым, жарким и страстным воображением». Автор цитирует и самого Шопена. Вот как он говорил о Ж. Санд: «Эта Санд – весьма антипатичная особа. Женщина ли она, в самом деле? Я позволю себе в этом усомниться».

Перед взором читателей разворачивается словно бы мозаичная панорама всей жизни композитора, начиная от его рождения в 1810 году в Желязовой Воле (Польша) и заканчивая смертью в 1849 году в Париже. Между двумя этими точками – первые триумфы восьмилетнего Шопена-исполнителя в домах варшавской знати, годы учения и путешествий, признание его композиторского дарования Европой, мучительные любовные романы с Констанцией Гладковской и Марией Водзиньской, десятилетний союз с Жорж Санд, дружба с Делакруа и Берлиозом, Шуманом, Листом и Мендельсоном и многое другое...

85.313(4Пол)
Д81
541510F-ИСК
Дулемба В. Шопен / В. Дулемба ; пер. с пол. В. Могильницкого. - Челябинск : Урал LTD, 2001. - 190 с. - (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).

 

Среди биографий известных композиторов история жизни Франца Шуберта, пожалуй, одна из самых волнующих. О Шуберте, прожившем лишь тридцать один год, скорбела вся Вена, и все же подлинный масштаб его композиторского дарования понимали лишь немногие из его друзей.

Сегодня композитор – признанный музыкальный гигант, занявший свое место рядом с Бетховеном и Шопеном. Великий мелодист, оригинальный новатор, чья музыка свежа и ничуть не архаична. Автор девяти симфоний, Шуберт одновременно великий мастер камерного жанра. Наряду с многочисленными квартетами, трио, знаменитым фортепианным квинтетом «Форель», экспромтами, вальсами и фантазиями он создал более шестисот прекраснейших песен, частью организованных в известнейшие вокальные циклы «Лебединая песня», «Прекрасная мельничиха», «Зимний путь».

При жизни Шуберта его гений не был признан никем, кроме нескольких друзей, да и те не всегда и не совсем понимали творчество своего друга. Долгое время сохранялось представление о том, что Шуберт был «ясновидцем», «самородком», что он лишь транслировал сигналы, посылаемые ему свыше. Это мнение существовало очень долго потому, что практически все сохранившиеся рукописи представляли собой чистовики (рукописи, переписанные начисто) и выглядели так, будто музыка действительно «диктовалась» композитору. Но найденные позже черновики и наброски помогли установить истину: несмотря на то что Шуберт был необычайно плодовитым композитором и в этом отношении очень трудолюбивым, он обладал чудесным даром импровизации, в его творческом процессе не было ничего легкого и случайного. Но во всем, что не касалось сочинительства, слова «труд» для него не существовало. Он не часто посещал театр, редко бывал в свете, зато любил проводить вечера в трактирах, в компаниях веселых друзей. Иногда Шуберта, чрезмерно употребившего спиртное, доставляли друзья, так как он сам был не в состоянии добраться до дома. Это веселое алкогольное времяпрепровождение в дружеском кругу стали называть «шубертиадами». Биографическое повествование Пегги Вудфорд «Шуберт» – это своеобразная реконструкция как жизненного, так и творческого пути Шуберта. При этом автор мастерски рассказывает читателю о бесконечных «странствиях» между музыкально-алкогольным времяпрепровождением в дружеском кругу и сочинением возвышенно-страстной, романтической музыки, абсолютно не устаревшей и сегодня.

85.313(4Авс)
В88
533119F-ИСК
Вудфорд П. Шуберт / П. Вудфорд ; пер. с англ. Е. Розовской. - Челябинск : Урал LTD, 1999. - 191 с. - (Иллюстрированные биографии великих музыкантов).